Почему в ХМАО погибли десять детей

Происшествия
в столкновении автобуса «Кароса» и двух грузовиков погибли 12 человек...

5 декабря   2016    

"Все произошло мгновенно. Пустая ровная дорога, нормальная видимость… И неожиданно «Фольксваген» оказывается перед нами, в 15 метрах. Что случилось с водителем? Заснул? Отвлекся на телефон и поэтому крутанул рулем? Он висел на волосок от гибели. На нашей стороне были 30 тонн массы и длиннющий нос американского тягача «Вольво», но о дальнейшей поездке после возможного столкновения с полуторатонным снарядом можно было забыть. Долгий ремонт вдали от дома, потеря заработка для дальнобойщика…" Публикуем горькие размышления Дениса Тюркина, автора газеты «Столица С»

Дело было в конце ноября (когда я вместе с саранским дальнобойщиком ездил в Новый Уренгой) на той самой трассе Тюмень – Ханты-Мансийск, где 4 декабря в столкновении автобуса «Кароса» и двух грузовиков погибли 12 человек, в том числе 10 детей-спортсменов. Пострадали почти четыре десятка людей! Следственный комитет уже заявляет о нарушении правил перевозки детей. Мол, не согласовано, без гаишного сопровождения…

СМИ дают такие формулировки: «Проверяется влияние сопутствующих обстоятельств: плохой видимости и непростых погодных условий». Что здесь проверять? Странно, конечно, но в России зимой идет снег. И дороги бывают скользкими. Еще более странно, что снег и мороз чаще встречаются на севере: в Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе. В ноябре под Тюменью мы застали минус 36. А на обратном пути, всего за четыре дня, температура скакнула до минус 3 и повалил снегопад. За Новым Уренгоем мы полтора часа стояли в пробке в тундре, где больше 80 не разгонишься, из-за столкновения грузовичка и легковушки. Под Сургутом я видел смятую до неузнаваемости кабину какого-то самосвала. У Тобольска за дорожным барьером валялась сгоревшая легковушка. Километрах в 200 от Тюмени краном вытаскивали из заснеженной обочины грузовую «Газель» и тягачом – «Мицубиси Лансер». Ночью встали на ночлег на стоянку за Тюменью. Проснувшись, я пробежался по сайтам местных ГИБДД, чтобы узнать, что случилось за тот день, пока мы ехали из Ямало-Ненецкого автономного округа в Тюменскую область. Узнал. Три человека погибли и почти два десятка пострадали всего за день на той самой трассе Тюмень – Ханты-Мансийск. Все инциденты – это столкновения на встречке. Не опомнись водитель того «Фольксвагена» — и мы тоже угодили бы в сводку.

Сказать, что местные ездят безобразно – не сказать ничего. Они будто в первый раз видят заснеженные дороги. Возникает ощущение, что они читают знаки запрета наоборот. Висит «Обгон запрещен», хорошо видна сплошная линия разметки — лезут на встречку. Оправдывать нарушителей смысла нет. При хороших-то тюменских дорогах, где термопластиковая разметка, грамотно расставленные знаки и замечательное покрытие. Выехал на встречку – виноват. В заносе ли, в ходе «слепого» обгона ли – виноват. Только есть такой момент. Представьте, что вам нужно проехать по трассе не 100 км между селами, а несколько сотен из одного регионального центра в другой. Или несколько тысяч, как в случае с дальнобойщиками. Что вы увидите в этом случае в России? Двухполосную дорогу, проходящую через населенные пункты, с вереницами грузовиков, нередко разбитую. Такова трасса М-5 «Урал». Вы тащитесь за каким-нибудь чадящим КАМАЗом, ждете возможность для обгона, обгоняете с трудом, вскоре вновь упираетесь во что-то медленнее вас. Ждете, смотрите, не находите, вновь ждете… Этот рваный темп езды взбесит кого угодно. Отсюда глупая спешка, отсюда глупые обгоны под знак…

Сколько многополосных дорог с отбойниками, разделяющими потоки, между региональными центрами в России вы знаете? Это позор. Не нашим с вами знаниям, а крайне малому внедрению таких трасс. Их нет. Ровно 60 лет назад в США согласно «Закону о федеральном финансировании строительства автодорог» началось создание системы межштатных автомагистралей имени Дуайта Эйзенхауэра. Магистралей. То есть скоростных дорог. Вне населенных пунктов, почти с полным отсутствием светофоров. За 60 лет их протяженность дошла до 77 тысяч км. Президент Эйзенхауэр фактически обессмертил себя, выразив поддержку проекту. Страна, страдавшая от низкой трудовой занятости и потерявшая много сил в ходе Второй мировой, нуждалась в глобальном проекте. Строительство дорог тогда потребовало солидных затрат, но и дало массу рабочих мест. А, главное, повлияло в положительную сторону на экономическое развитие. Думаю, вам более известен пример Германии, в которой еще до начала Второй мировой было более 3 тысяч км скоростных дорог. Сейчас протяженность автобанов (кое-где скорость на них не ограничена) составляет 13 тысяч км. Напомню, что площадь этой страны почти в 48 раз меньше площади России.

В нашей стране протяженность автомагистралей составляет чуть более 800 км. Это не опечатка. Восемьсот километров. В островной Японии – более 8 тысяч км.

Многополосную дорогу с отбойником можно встретить лишь перед крупными российскими городами. Протяженность, как правило, не превышает десятка километров… Многополосную дорогу с отбойником можно встретить лишь перед крупными российскими городами. Протяженность, как правило, не превышает десятка километров…

Да, в последние годы вокруг региональных центров России активно строятся объездные. Но между ними – по-прежнему пропасть. Более того,

российские власти в связи с общим ухудшением экономической обстановки приняли решение сократить финансирование дорожных строек. Это не просто катастрофа и позор, это минус десять детских жизней 4 декабря. Только на одном кусочке трассы.

Сколько людей гибнет в лобовых ДТП по всей России каждый день – мне даже не хочется считать. А вот сколько за год на дорогах страны вообще, я скажу. Без малого 24 тысячи. Глупо было бы думать, что с массовым вводом магистралей с отбойниками сойдет на нет дорожная смертность. Вон, в тех же США совсем недавно на межштатной магистрали автобус врезался в стоявший полуприцеп грузовика. 13 человек погибли. Мы не застрахованы от человеческой ошибки. Но в США и Европе такие ДТП, скорее, исключение, а у нас – норма, после которой следуют проверки, законодательные ужесточения (ждите и сейчас). Но не развитие сети дорог.

Трасса Тюмень – Ханты-Мансийск носит цифровой индекс Р404. Я даже сфотографировал табличку, настолько интересным это показалось. Ведь для каждого человека, знакомого с компьютером, 404 символизирует ошибку, битую ссылку. Переходишь на какой-нибудь сайт – а там, вместо содержания, 404 чуть не на весь экран. Это настолько прочно вошло в мое сознание, что видя на дороге это число, я оказывался в некотором замешательстве. Будто компьютер говорил, что я на несуществующей трассе. Очень хочется, чтоб таких межрегиональных трасс не было. Чтоб руководство России как можно скорее приступило к лечению ошибки 404.

Автор:Денис Тюркин